Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Дивизии Папы Римского

.
В буддийской этике есть два великих принципа, хири и оттаппа, взаимодополняющие друг друга, которые Татхагата называл двумя хранителями мира, потому что они являются основанием личной и общественной морали.

Хири, стыд, чувство стыда (проявляющеееся как совесть), имеет характеристику отвращения к злу, пороку, всему дурному, и исходит из психологической доминанты самоуважения.

Оттаппа, страх неправедного деяния, имеет характеристику страха зла, боязни совершить дурное из-за страха потерять уважение других.

Очевидно, что хири самодостаточна, и человек обладающий ею, обладает одновременно и оттаппой. Хири часто может вступать в конфликт — как внутренне, так и внешне — с отаппой, в том случае, если свидетельство личной совести звучит громче голоса всех внешних соображений, вплоть до родины, дружбы, семьи, жизни. Это экзистенциальный конфликт.

Но оттаппа не всегда предполагает хири. Ибо они даже могут противоречить друг лругу, когда человек действует только из соображений страха перед мнением других. Это не плодотворный конфликт первого случая, а внутреннее колебание, в терминологии Фромма, индивидуума "рыночной ориентации". По существу, в социальной практике, требования отаппы часто ограничиваются лишь формальными требованиями общественных институций, в широком смысле — Уголовного кодекса. По принципам оттаппы живет моральное большинство. Для него и только для него существует не личная мораль, а мораль Уголовного кодекса. Эти люди опасны в той мере, в какой они недоступны уголовному преследованию. Этот второй тип морали, оторванный от первого, является психологической точкой перехода для третьего типа, полной беспринципности и аморализма. Он вне как хири, так и оттаппы.

В эти дни мы наблюдали, как это часто бывает в минуты кризиса, победоносное шествие людей этого третьего типа, не уважающих ни себя ни других, презирающих даже Уголовный кодекс. Collapse )

Двенадцать ножей в спину революции

.
На одной военной радиостанции постоянно выражаются таким например языком: "лукавая ирония", "искрометный юмор", "испытующий взгляд", "изумительная красавица", "могучий Иртыш", "седой Урал", "сказочный лес", "волшебная страна", "изумрудные дали", "величественные кедры", "обрамляют озера", "арошный мост", "грешневая каша", "узорочье", "урочище", "разнотравье", "во славу державы" и т. п., а также читают Аверченко (не "Дюжину ножей в спину революции") и размахивают кистенем.

Как красили пожухлую траву и желтые листья к приезду начальства зеленкой для БТРов, так и красят, как мыли плац шампунем и земляничным мылом, так и продолжают. Это какой-то неумирающий универсальный язык государственной пошлости. Все это считается, видимо, "державным стилем", "чистейшим русским языком", "воспитанием вкуса" российского воина и патриота. Понятно, что вот такое же у их ведомства и авангардное вооружение, и форма, и боеготовность, и "приверженность традиции", и даже коррупция — "оружие, которое их защищает". Collapse )

Медом казалась (Новое Политбюро)

.
"Вас поставили всех, товарищи военнослужащие, на удовольствие, выписали вам газету "Правда" в Ленинскую комнату, поете советские песни, сколько хочете, выбрали вам новое Политбюро, и всё, а вы всё тягнитесь, тягнитесь…", — говаривал наш армейский старшина, хохлократ Побук, недовольный нашей медлительностью и глядя на ломаный строй. Collapse )

Тайное и явное

.
Анонимы думают, что, оставив злую запись в чъем-нибудь журнале, они скрылись за безличием, ан, глядишь, в ответ на их злобу у них вдруг внезапно заболят зубы, выпадут волосы, упадет потенция. Сгорят деньги. Collapse )