Tags: Бог

Бог полицейских

.
"Бог никакой власти не имеет. Он имеет власти меньше, чем полицейский". Замечательные слова Николая Бердяева.

Я лишь не согласен с интерпретацией Бердяевым этого отсутствия власти у Бога. Якобы Бог не имеет власти потому, что на него не могут быть распространены никакие низменные начала. Бердяев прав метафизически и не прав фактически, в реальном земном измерении.

Фактически любые низменные качества могут быть распространены и распространяются на Абсолютное, прежде всего, властью, поскольку всякая власть стремится сделать Бога Генералиссимусом и надеть на него погоны. Место Бога-Сына на земле занимает земной кесарь, это необходимое условие, по какому власть согласна терпеть идею Бога-Отца и вообще Веру. Тогда она как бы действует от Его имени и освящена верой. Хуже, что и население воспринимает Бога как солдафона и полицейского. Тогда оно неизбежно уклоняется от Его карательных санкций, стремится обмануть Его. Collapse )

Экспансии "я" как симптом угасающего либидо

.
Нет, не "по вопросу Украины" ссорятся люди, как полагают некоторые, это объективированный в социуме, спроецированный в коллективное бессознательное, спор человека с самим собой, пластов его совести разных глубин залегания.

На ближнем, "дневном" ее пласте, с выходом на поверхность, тех кто "за" присоединение чужих территорий, завоевание пространства, — прежде всего страх за самого себя (свое смертное "я"), затем за все ближайшие самоидентификации "я", — семью, близких, "работу", карьеру", "деньги". Этот страх, признаваемый внутренне и общественно шкурным, затем актуализируется еще острее и подменяется все расширяющимися кругами страха за "страну", "нацию", "государство", "суверенитет", "будущее", "цивилизацию", "человечество". Затем все повторяется в обратном порядке, от общего к частному, и так бесконечное количество раз, от "я" к "они", но в итоге самым глубоким, "дневным" и одновременно "ночным" страхом всегда оказывается, страх за собственное "я", за угрозу индивидуальному быванию – ведь "эго" является источником и вместилищем всех прочих отчаяний и страхов. Collapse )

История о наблюдателе, наблюдающем за наблюдателем наблюдателя (Святочный рассказ)

.
Встретил в ленте забавный мем: "Помни, Господь все видит. Живи так, чтобы ему было интересно!" И рядом соотвествующая интересу Господа графика: две барышни и один мужик.

А вот действительно, что Ему интересно? Неужели половые дела землян? Collapse )

Монодиалог

.
Лем говорит, что в космосе диалоги невозможны, возможны только монологи.

Зачем забираться так далеко? Диалог невозможен и с соседом. Больше того, навозможен даже диалог с собой. Collapse )

Как я это перенесу

.
Настоящая причина веры своеволие. Это последнее его прибежище. Своеволия Розанова или Ницше хватило на то, чтобы глумиться над христианством, но не хватило на то, чтобы принять буддизм. Поэтому они только сомневались в христианстве и дальше не пошли. На самом же деле они и были настоящими верующими, боязливыми христианами, блудная паства милосердного европейского Бога, терпеливо дожидающегося их в райских кущах догматического богословия. Жалкость их философского отрицания подчеркнута их неприглядным концом: один собирал на вокзале заплеванные окурки, а другой размазывал по своему лицу кал в доме умалишенных. Все закончилось даже не своеволием стиля и мышления, а безобразием одурачившей их физиологии. Collapse )

Ёфикация всей страны

.
"То, что живит тебя, — это Бог", говорит Ангелус Силезиус словами Льва Толстого ("Путь жизни").

Нет, не выстрелили оба. Где место моему "я", если есть место Богу? Где место Богу, если нет места моему "я"? Collapse )

Богочеловек\человекобог

.
"Бывший участник телепередачи "Самый умный" выбросился из окна, оставив записку "Я — Бог".

Как ни дико звучит, но ведь нет ни единого шанса доказать, что выбросившийся из окна не был действительно Бог, и что он сейчас не смеется над нами, смеющимися над ним. Тогда что можно вообще в этой жизни доказать? Collapse )

Осень Главковерха

.
Побывавшие на настоящей войне знают, что чем дальше от линии фронта, тем больше лжи, трусости и мародерства. Оно и понятно: кровь и дымящееся мясо не располагают к мимикрии и вранью. Момент истины наступает тогда, когда солдаты противоборствующих армий оставляют окопы и схватываются в рукопашной. Тогда они просто, с уважением, убивают друг друга. То есть, постигают врага без посредников.

Точно так же и на передовой последних смыслов и понимания: чем дальше от рубежей смерти и реального жизненного переживания, тем больше "политологии", "социологии" и болтологии. Тем больше иронически начищенных сапог, адьютантов мнимых "превосходительств" и интендантов тыловых доктрин. Представляю, сколько отчаянных смельчаков засело по штабам дивизий и фронтов! Но главные соловьи и мародеры, конечно, в Генеральном штабе. Не считая Главнокомандующего, со страхом обдумывающего Направление Главного Удара. Collapse )

Обоеполый

.
У Бога два пола, мужской и женский. Мужской — открытое море, бездна вод и одинокая душа над ними, носимая пустотой.

Женский — тихая пристань для списанных на берег, зародыш себя, уютная утроба и тугое вымя, полное материнского молока. Collapse )

Самомнение сострадания

.
Как подумаешь, что ничем больше, как самолюбием, чувством "я", человек не оберегается, больше того, из него происходит и им перерождается, так все становится ясным, а как это самомнение (мнение о себе) исчезает, так и причины цепляться за жизнь больше нет. Разве что из сочувствия к ближним. Но и здесь опять — самомнение. Collapse )